Насколько успешна внешняя политика России по Ближнему Востоку и Турции

Турецко-российские отношения – 13

1385067
Насколько успешна внешняя политика России по Ближнему Востоку и Турции

Анализ преподавателя университета им. Йылдырыма Беязыта, главы Центра российских исследований (RUSEN) Салиха Йылмаза

В 2011 году Россия оказалась неподготовленной к «арабской весне». Во время кризиса в отношениях между Россией и Грузией в 2008 году НАТО и ЕС не выразили достаточной реакции, поэтому во время «арабской весны» Россия не стала давать ощутимые ответы Западу. Можно сказать, что в 2011 году президент России Дмитрий Медведев, не использовав право вето в решении совбеза ООН по Ливии, поспособствовал тому, чтобы в Ливии сложилась нынешняя ситуация. Известно, что Владимир Путин, занимавший тогда пост премьер-министра, счел решение не использовать право вето неверным и подверг его критике. Пост президента Путин вновь занял в начале «арабской весны». Решив, что Запад из-за «арабской весны» может прибегнуть к операции на российской территории, Россия оказала вмешательство и в расположенном рядом с ее границами Крыму. Украинский кризис привел к более тяжелым санкциям по сравнению с теми, что последовали за грузинским. Россия, возможно, не предполагала, что Запад займет столь жесткую позицию.

Россия, подвергшаяся серьезному давлению из-за украинского кризиса, в 2015 году решила оказать вмешательство в Сирии, чтобы восстановить равновесие. В новой внешней политике России в значительной степени стали использоваться вооруженные силы и пропаганда посредством своих СМИ в 65 странах. Хотя до 2018 года эта политика и казалась успешной, следует отметить, что в настоящее время все это начинает давать негативные результаты. В особенности вещающие во многих странах каналы Russia Today и Sputnik предоставили обществам возможность поверить в русофобию. Теперь эти СМИ приносят России не пользу, а вред. Почему? Потому во всех странах, где они вещают, их считают средствами массовой информации, занимающимися пропагандой и распространяющими лживую информацию. Главной причиной этого является их вещательная политика и объявление войны правительствам. Информация, распространяемая ими в большинстве стран без учета убеждений и правил общества, способствуют формированию негативного отношения непосредственно к России. Хороший пример этому можно привести из Турции. Тот факт, что Хатай был показан как украденная провинция, и места турецких наблюдательных пунктов были даны этими СМИ, привели к негативному отношению общества к России, а не к этим СМИ.

Россия  пробует новые стратегии и на Ближнем Востоке. Египет, ОАЭ, Иран, Саудовская Аравия, Ирак, Израиль, Алжир, Марокко и др. страны используют военную мощь России для установления баланса против Запада. Россия воспринимает это как сближение с ней. Например, в военных отношениях между Россией и Саудовской Аравией и ОАЭ упускается из виду то, что эти две страны покупали российское оружие и отправляли его в неспокойные регионы мира. Таким образом, реакция на действия ОАЭ и Саудовскую Аравию распространяется и на Россию. Допуская такую ​​ситуацию, США фактически предотвратили использование своего оружия террористическими силами. США использовали ОАЭ и Саудовскую Аравию в качестве ширмы для покупки дешевого оружия у России. Хотя Саудовская Аравия заключила соглашения, предусматривающие значительные экономические инвестиции в Россию, она не только не сделала никаких инвестиций, но и причинила убытки в миллиарды долларов, нанеся посредством нефти удар по России в самые нелегкие времена. Россия почему-то не захотела замечать, что отношения с ней ОАЭ и Саудовская Аравия поддерживают для установления баланса в Иране и Йемене. Эти две страны не могут иметь тесных отношений с Россией независимо от США.

Россия с 2011 года начала проводить новую внешнюю политику в Африке посредством наемников и экономических инвестиций. Но, так как и африканская политика России опиралась на военных и прессу, у нее нет прочного фундамента. Например, инвестиции в нынешнего президента в ходе президентских выборов в Мадагасгаре оказали обратное воздействие и дали противоположный результат, дорого обошлись и инвестиции в Мадагасгаре. Китаю удалось, конкурируя с Россией в Мадагасгаре, добиться победы своего кандидата. Попытка достичь успеха во внешней политике в Африке путем отправки наемников и публикации газет вопреки Франции и Великобритании оказалась безуспешной, несмотря на потраченные миллионы долларов. К сожалению, в политике России в Африке стратегии, используемые во времена холодной войны, сегодня не работают.

Считая, что Россия в 2011 году допустила ошибку в отношении Ливии, президент России Путин стал рассматривать Ливию как свой личный вопрос. Российское оружие было продано в ОАЭ и оттуда отправлено в Иорданию, а из Иордании - в Египет, после чего доставлено Хафтару в Ливии. Россия думала, что, инвестируя в Хафтара и в Сейфюлислама Каддафи в Ливии, сможет изменить ситуацию, создавшуюся после поражения в 2011 году. Но она игнорирует важные военные и внешнеполитические ошибки в Ливии. Прежде всего, между Сейфуисламом Каддафи и Хафтаром никогда не будет компромисса. Заявление, в котором Каддафи отметил, что в случае взятия  Триполи Хафтар первым делом ликвидирует его, свидетельствует о борьбе между ними. Поскольку  Ливия является страной, созданной в соответствии с племенными порядками, было бы большой ошибкой ожидать успеха Хафтара, не принимая во внимание страдания, причиненные Хафтаром этим племенам. Большой  ошибкой является и неспособность видеть то, насколько Хафтар зависит от США.

Россия разработала свою стратегию, отправив в Ливию около 1400 наемников и около 50 военных экспертов. Но оказание Турцией поддержки правительству в Триполи полностью изменило весь баланс. Поддержка Россией ливийской телекомпании Jamahiriya TV, газеты «Голос народа» и Alhadath TV упоминается в официальных документах. Турция видит, что эти СМИ публикуют новости, содержащие ненависть по отношению к руководству Турции и по отношению к Османской империи. То есть Россия, с одной стороны, ведет деятельность в некоторых странах Ближнего Востока в рамках своих собственных стратегий, с другой стороны, ведет пропаганду против своих ближайших друзей и думает, что они этого не видят. Оскорбления в адрес руководителей Турции под их фотографиями на рекламных щитах на улицах Бенгази не принесут пользу России, потому что Турция считает, что это делает не Хафтар, а Россия. Также известно, что Россия оказывает поддержку Мухаммеду Хамдану Дагало (Хамидти), в подчинении которого находятся Силы быстрого реагирования, для возможных совместных действий в Ливии. Эта поддержка, пусть и неофициально, оказывается посредством компаний, занимающихся наемниками. Однако военные перевороты в Судане свидетельствуют о том, что такая поддержка будет недолгой. Ливийская политика России ведет к сложному уравнению, не имеющему решения.

Что касается Турции, то она, хотя и является членом НАТО, стремится к устанавлению искреннего сотрудничества с Россией. После 2016 года симпатия к России в турецком обществе достигла 80%. Однако гибель 34 турецких солдат в Идлибе и российская политика в отношении Асада привели к снижению уровня симпатии к России в турецком обществе до 10%. Россия, возможно, думает, что такие вещи со временем могут быть забыты, и мы можем вернуться к прежнему уровню. Однако я не думаю, что Идлиб будет так скоро забыт обществом. Недоверие к России, особенно в военных кругах, среди ученых и образованных людей, достигло крайне высокого уровня. Неизвестно, как будут развиваться отношения между Турцией и Россией в случае, допустим, смены правительства в Турции. Кризисы не прекратятся до тех пор, пока Россия не изменит политику в отношении Асада и Хафтара. Во времена СССР министр иностранных дел Молотов тоже считал, что взятие Польши не повлияет на отношения с США. В результате СССР захватил Польшу, но это привело к созданию НАТО. Так что если те, кто дает направление внешней политике России, считают, что стратегии в Ливии и Сирии не повлияют на отношения с Турцией, они ошибаются.



Новости по теме