Выборы в Ираке и стабильность

Ближний Восток: взгляд из Турции – 03

Выборы в Ираке и стабильность

В 2018 году в Ираке состоятся выборы. Однако со времени оккупации этой страны Соединенными Штатами, за выборами здесь всегда следовали  кризисы.

Конечно же, было бы неверно обобщать, исходя только из этого. Но то, что покончено с ДАИШ, ещё не означает, что все проблемы в Ираке разрешены. Поэтому стоит внимательно следить за событиями в Ираке в 2018 году.

Выборы в Ираке и стабильность

С 2003 года, когда США, не имея оправданных оснований, оккупировали Ирак, по настоящее время в стране не удалось полностью восстановить государственные учреждения и авторитет. Несмотря на почти «регулярное»  проведение выборов, политика после оккупации приобрела этнические и конфессиональные черты, что привело к тому, что политические институты стали заниматься не решением проблем, а усугублением уже имеющихся проблем.  По этой причине почти за всеми выборами в стране после оккупации следовали различных типов тяжелые кризисы.

После выборов, проведенных в конце 2005 года, страна была втянута в гражданскую войну, которая с 2006 года стала все больше приобретать конфессиональный характер. После выборов в 2010 году в парламенте усилилось противостояние между суннитами и шиитами, политика тогдашнего премьер-министра Нури Малики, отдалившего от себя  арабов-суннитов, привела к росту общественных беспорядков. Вскоре после выборов в 2014 году страна подверглась нападениям ДАИШ.

По всей видимости, в 2018 году ничего нового не произойдет. В принципе, на первый взгляд, картина не такая удручающая. В настоящий момент удалось покончить с ДАИШ в Ираке, по крайней мере, все выглядит так.

После референдума о независимости на севере Ирака шаги, предпринятые премьер-министром Хайдаром Ибади при поддержке региональных сил, привели к самому серьезному с 2003 года укреплению позиции Багдада по отношению к Эрбилю. К тому же при всех этих проблемах правительству Ирака удалось увеличить добычу нефти, и оно устояло, несмотря на большие военные расходы. Учитывая все это, можно сказать, что Хайдар Ибади, которому пришлось управлять страной, которая вот-вот должна была развалиться, когда он занял пост премьер-министра в 2014 году, за четыре года добился значительных успехов.

Но существует и обратная сторона медали. Во-первых, процесс борьбы Багдада, как терроризмом, так и сепаратизмом, был нелегким. Вопрос о росте влияния Багдада на иракскую политику подводит нас к другому вопросу:  Силен Багдад или союз подгрупп, оказывающих влияние на Багдад, каждая из которых действует как государство в государстве?

Политический баланс перед предстоящими выборами

Парламент Ирака объявил о том, что выборы состоятся 12 мая 2018 года. До сегодняшнего дня выборы в Ираке обычно переносились и проводились, по меньшей мере, на шесть месяцев позже запланированного срока. Однако не было случаев, когда выборы были перенесены после того, как была объявлена точная дата. Но возникает много вопросов о критических балансах, которые влияют на судьбу выборов и политики.

Первым из таких вопросов является касающийся роли в новом политическом периоде ополчения «Хашди Шаби», признанного широкими кругами иракских арабов шиитов и избавившего Ирак от ДАИШ и сепаратистских требований. После призывов аятоллы Али Систани к вооруженным группам многие группы предпочли сложить оружие и заняться гражданской политикой. Не будем забывать, что «Хашди Шаби» с недавних пор действует в рамках министерства обороны Ирака. То есть,  оно стало легальным учреждением, и его члены теперь имеют статус сотрудника службы безопасности, получающего зарплату от государства. По этой причине их институциональное существование могло измениться. Но принадлежность так же легко не меняется.

Второй вопрос заключается в том, как в эту систему будут интегрированы арабы сунниты. Эта проблема, которая не может решиться после того как США положили конец  эпохе правления партии БААС в Ираке, приобрела самый запутанный характер за последние 15 лет. Некоторые из бывших членов этой партии сыграли важную роль в борьбе с ДАИШ. Точно так же и некоторые кланы. Однако за последние три года арабы-сунниты сильно разобщились. Некоторые были нейтрализованы ДАИШ, некоторых из них Багдад по-прежнему считает террористами, некоторые покинули страну и не могут рассчитывать на поддержку людей. Некоторые из них сотрудничают с Багдадом, и самой сильной сейчас является эта группа.

Однако, с какой бы точки зрения мы это не рассматривали, известные ранее представители арабов – суннитов не обладают прежней силой.

Отношения с КРАИ

Необходимо затронуть и вопрос, касающийся будущего иракских курдов. У них в этом году не одни выборы.  Региональные парламентские и президентские выборы в КРАИ для курдов гораздо важнее, чем всеобщие в Ираке. Однако события, происходящие в Багдаде после 16 октября, стали все больше влиять на КРАИ. Курды, особенно с 2014 года, лишились возможности оказывать влияние на события в Багдаде, как это было в 2003-2010 годах. Несмотря на немалое число мест в парламенте, если новое правительство не будет правительством национального единства, важные посты они вряд ли получат. Однако фактом является то, что в результате новых балансов КРАИ должны вновь приобрести силу в Багдаде. В противном случае экономические проблемы в федеральном регионе приобретут разрушительный характер.

В Ираке главный герой политики начал меняться каждые пять лет. В начавшийся период центральная власть, переживающая внутреннюю трансформацию, пытаясь усилить свою мощь, может столкнуться с некоторыми проблемами.



Новости по теме