Сирийский вопрос в свете 10 -го заседания стран-гарантов в Сочи

Турецко-российские отношения- 30

Сирийский вопрос в свете 10 -го заседания стран-гарантов  в Сочи

Анализ профессора университета им. Йылдырыма Беязыта, главы Института российских исследований (RUSEN) Салиха Йылмаза

30-31 июля в Сочи состоялось 10 -ое заседание стран-гарантов, посвященное Сирии, в  котором приняли участие специалисты и представители МИД Турции, России и Ирана.

В ходе переговоров рассматривались вопросы, касающиеся  последней ситуации вокруг зоны деэскалации  в Идлибе, а также возвращения беженцев, освобождения пленных,  поиска пропавших без вести, идентификации останков, и деятельности Конституционного комитета.

Участники встречи, исходя из  резолюции Совета Безопасности за номером 2254  ,  произвели обмен мнениями по вопросу облегчения диалога в Сирии.

30 июля состоялись двусторонние  и трёхсторонние технические переговоры, а 31 июля была определена «Дорожная карта».

В переговорах, состоявшихся в Сочи, приняли участие специальный представитель Генсека ООН по Сирии Стафан де Мистура и представители Иордании.

От имени правительства  Асада  в заседании принимал участие постоянный представитель Сирии в ООН Бешар Джафери, а от имени оппозиционеров экс- премьер-министр временного правительства Сирии Ахмет Тума. На заседании не присутствовали представители США, несмотря на то, что им было направлено приглашение.

Следует отметить, что отказ США от участия в заседании, по нашему мнению, связан с нежеланием быть частью  процесса, который может завершиться неудачей и  стремлением вывести Женевский процесс на передний план, пренебрегая Астанинским процессом урегулирования.

Асад использует провокацию, связанную с Идлибом, для того, чтобы сесть с Турцией за стол переговоров.

В ходе 9-ого заседания Астанинского процесса, состоявшегося в столице Казахстана  14 и 15 мая 2018 года, был достигнут консенсус по вопросу сохранения режима прекращения огня и зон деэскалации. Но мы можем сказать, что данное соглашение было нарушено со стороны режима Асада и тех, кто его поддерживает.

Потому, что он продолжил нападения в таких районах, как Восточная Гута, Хомс, Дэраа, Кунейтра, входящие в границы зон деэскалации.

Режим, взявший под свой контроль данные районы, продолжал выступать с угрозами в отношении Идлиба, концентрируя вокруг  него воинскую силу.

Заявление Бешара Асада для российского информационного агентства ТАСС от 27 июля 2018 года,  в котором он сказал « Жители Идлиба или сдадутся, или же умрут», вызвало реакцию у Турции. Эта тема была затронута и во время переговоров между Путиным и Эрдоганом. Попытка режима Асада осуществить нападение на Туркмендагы, расположенный в зоне деэскалации, была предотвращена ВВС Турции.

 Турция решительно настроена в вопросе  Идлиба.

Следует отметить, что Турция и ранее  во время переговоров, имевших место в Астане и Сочи, часто заявлявшая о необходимости прекращения нападений режима Асада, и на этот раз выступила с предупреждением о том, что  она не останется безмолвной в случае  какого-либо нападения режима Асада  на Идлиб.

В связи с решительной позицией Турции по этому вопросу специальный представитель президента РФ  Лаврентьев выступил с заявлением о том, что они не допустят какой-либо военной операции в отношении Идлиба.

Турция полагает, что заявления Асада  и некоторых СМИ, содержащие угрозу в отношении Идлиба, являются частью плана, связанного со стремлением России использовать данную тему для проведения торгов.

Имеются утверждения о том, что Россия, рассматривающая находящиеся в Идлибе элементы в качестве угрозы, стремится нейтрализовать их, при помощи Турции, и , поэтому,  заставляет  Асада выступать с подобными заявлениями. Однако, следует отметить, что решительная позиция  Турции помешала данным планам.

Если учесть тот факт, что в других регионах мир был обеспечен при помощи Турции, то можно понять, что Асад намерен использовать провокацию с Идлибом для проведения прямых переговоров с Турцией. Кроме того очевидно, что Асад стремится уменьшить влияние оппозиционеров на деятельность Комиссии по созданию новой конституции, которая в сентябре должна начать свою работу в Женеве и  намеревается таким образом открыть  путь для реализации своих планов. Так, к примеру,  в рамках соглашения, достигнутого между Россией, Турцией и Ираном, планировалось возвращение беженцев в Сирию под контролем совместной комиссии.

Асад желает взять под свой контроль беженцев в преддверии выборов, которые состоятся под эгидой Совбеза ООН   после  их возвращения домой.          

Кроме того, в последнее время режим Асада проводит переговоры с террористической организацией  PKK/PYD по вопросу власти. Асад, используя вопрос Идлиба, намерен заставить оппозиционеров сесть за стол переговоров и заключить соглашение, которое бы отвечало бы его ожиданиям, а затем с этим соглашением направиться в Женеву.

Переговоры режима Асада с PKK/PYD, проводимые в октябре 2017 года при посредничестве России, завершились фиаско.

Асад, после операций в Африне и Манбиче, стремится использовать решимость Турции в качестве инструмента давления на  PKK/PYD, намереваясь достигнув соглашения по Идлибу, выступить с посылом в адрес Турции.

Сирийские оппозиционеры настаивают на том, что возврат беженцев в Сирию  в то время, как там всё ещё действует насилие Асада, не реален.

В  ходе переговоров Россия  выступала за возвращение беженцев и вынужденных переселенцев в свои дома, российские полномочные лица посетили   такие  страны, как Турция, Иордания и Ливан, принявшие у себя большое число беженцев и поделились впечатлениями об этих поездках.

В то время, как Россия считает, что беженцы могут безопасно возвращаться в Сирию, оппозиционеры, напротив, заявляют, что возвращение в страну, без обеспечения безопасности, в особенности в регионы, перешедшие под контроль режима, не представляется реальным.

В прошлом месяце в Анкаре состоялось заседание Рабочей группы по вопросу пленных. По окончании заседания вновь на повестке дня появился вопрос о списках, подготовленных сторонами. Во время этого заседания, на котором присутствовала и делегация ООН, были определены условия по проведению обмена пленными.

Между сторонами было достигнуто частичное соглашение об освобождении военнопленных. Турция и ранее высказывалась о том, что сирийский режим постоянно придумывает какие-то отговорки в вопросе обмена пленными. Турция вынесла на повестку дня  широкомасштабные расследования, касающиеся  освобождения пленных и заключённых, передачи останков умерших и поиска пропавших без вести.

В Сирии Конституционный комитет начнет свою работу до заседания Генассамблеи ООН

Главным пунктом повестки дня заседания было формирование Конституционного комитета. Переговоры спецпредставителя ООН по Сирии Стаффана де Мистуры со странами-гарантами, посвященные деталям работы конституционного комитета и его составу, завершены. Ранее режим Асада и делегации оппозиции передали де Мистуре списки из 50 человек. При последнем редактировании некоторые лица были исключены из этих списков. Спецпредставитель де Мистура объявил сторонам, что намерен до конца сентября завершить работы по созданию конституционного комитета и начать  его работу.

Можно сказать, что эта встреча стала последней, на которой Турция, Россия и Иран высказали свое мнение относительно состава конституционного комитета. 7 сентября лидеры России, Турции, Франции и Германии встретятся в Стамбуле, а в последнюю неделю сентября, до заседания Генассамблеи ООН с участием мировых лидеров, планируется сформировать конституционный комитет и запустить его работу. Таким образом, решение по созданию конституционного комитета, принятое 30 января 2018 г. на Конгрессе национального диалога по Сирии в Сочи, будет реализовано в предстоящем сентябре.

Тактика «Бери Идлиб, забудь о PKK/PYD» остается актуальной

Несмотря на утверждения о том, что Россия и США договорились в Хельсинки о координации действий сил PKK/PYD на севере Сирии и режима Асада, пока представляется невозможным принятие Соединенными Штатами условия о передаче Хасеки и Ракки под контроль режима Асада. Однако США при условии обеспечения безопасности Израиля могут согласиться на сохранение режима Асада и предоставление PKK/PYD автономии, подчиняющейся центральному руководству Сирии. 

Очевидно, что США и Россия сотрудничают в вопросе переговоров между PKK/PYD и режимом Асада. Однако обе страны не учитывают один фактор – какой же будет реакция Турции? Похоже, они пытаются скрыть сотрудничество с PKK/PYD, делая Идлиб, где Турция уже выступает в качестве гаранта, предметом торга.

Следует отметить особые усилия России по привлечению внимания к гуманитарной ситуации в Сирии. Россия считает, что на конгрессах по национальному диалогу в Астане и Сочи были заложены основы легитимности Сирии. Режим Асада на заседании в Сочи пытался на первый план вынести свои приоритеты, но Турция, Россия и Иран на сочинской встрече дали понять ЕС и США, что именно они решат  каким будет новый курс в Сирии.



Новости по теме