"В Турции я – Шварценеггер, а в России я как все"

Турецкая Россия - 01

"В Турции я – Шварценеггер, а в России я как все"

В гостях у россиян турок приводит в недоумение многое — квартиры на первых этажах, ванные, которые принимают русские, не скупясь на воду, сгущенка, сушеная рыба, а щедрое центральное отопление вызывает зависть. В Турции отопление стоит дорого, поэтому турок шокирует российская привычка открывать зимой форточку, чтобы проветрить комнату. Широкие московские проспекты и огромные расстояния между городами – всё непривычно.

А вот сервис разочаровывает… В Турции, от престижного ресторана до соседней забегаловки, персонал всегда обслужит с улыбкой,  а угрюмые лица и грубость в обслуживании не укладывается в головах турок. "У нас бы с той же секунды был уволен человек, который может нагрубить клиенту", – говорит Эфе Таней.

Эфе - студент из Стамбула. К своим 30 годам он посетил более 50 стран, в совершенстве говорит по-английски и по-итальянски. И вот уже четыре года Эфе работает и учится в Москве. 

Встретиться с Эфе оказалось не так просто, он преподает английский язык сразу в нескольких местах, учится в магистратуре социологического факультета МГУ и график у него крайне загруженный. Москва - не самый дешевый город, поэтому помимо учебы работать приходится много.

- Эфе, а почему ты решил приехать в Россию?

Я приехал из Стамбула в Москву в 2013 году; в то время я знал максимум 200 слов на русском языке. Моя цель была выучить русский язык. В первые полгода я учил русский язык в МГИМО, планировал поступить в магистратуру. Я знаю уже несколько языков: английский и итальянский. До переезда в Россию я жил в Италии, в Америке. Я даже писал для иностранных СМИ. И еще русские девушки очень особенные.

- А что в них особенного? 

Они очень красивые, но это не только красота, это, прежде всего, самостоятельность, уверенность в себе, я очень это уважаю. Если сравнивать с Турцией, история Османской империи накладывает отпечаток на институт семьи, турецкая женщина зависима от мужа. Но в то же время, эта русская самостоятельность и вредит, на мой взгляд, отношениям. Если бы ты спросила меня в первый год, хочу ли я жениться на русской, я бы на 80% сказал - "да", сейчас я знаю их лучше и могу сказать "да", но на 40%. Русские женщины очень красивые и они это знают, они привыкли к ухажерам, и хотят, чтобы мужчина был настойчивый и всегда ее покорял. А я считаю ,что отношения должны быть равноправными, если женщина хочет, она тоже должна делать шаги навстречу, а не ждать все время от мужчины.

- А что насчет русских мужчин? 

Я не буду сравнивать их с турецкими мужчинами, но я могу сказать, что русские не очень переживают за свой внешний вид. Русские мужчины грубые, но в то же время, я могу сказать, что они говорят, что думают, они прямые. У меня был такой пример из жизни. В союзе путешественников проходила моя лекция, я рассказывал о своих путешествиях. Я пригласил своих иностранных друзей, итальянцев, французов, турок и русских. Итальянцы, французы душевно меня поздравляли и обещали прийти, только русские друзья на приглашение отвечали холодным "ОК". На презентации были, в основном, русские, хоть ответ и был холодным, но они пришли, в отличие от тех, кто душевно обещал. Я долго думал, но до сих пор не могу сказать, что лучше - холодность или наигранность.

- Ты сказал , что жил в Италии.  В Россию после Италии? В моем представлении поменять итальянское солнце на московский холод крайне радикальный шаг, не мерзнешь?

Вот как раз погода в России меня не смущает, я хожу в легкой куртке, погода – это не минус. Мы даже с моими французскими и американскими друзьями купаемся на Крещение в проруби. Первый раз мы поехали на останкинский пруд и прождали три часа, чтобы окунуться, но ощущения стоили того, заряд энергии потрясающий, теперь для нас эта традиция – купаться на Крещение . Я люблю российские традиции, люблю старый город. Я очень много проводил времени в центре и могу сказать, что Москва  - потрясающий город. Очень люблю Санкт-Петербург.

- Ты много мне рассказывал про красоту старой Москвы, а как ты знакомился с городом?

Когда я приехал, я жил полтора года с русскими друзьями на Покровской улице. Я начал изучать город, мне было интересно всё. Я нашел книжный клуб в центре, каждый месяц в течение года мы брали новую книгу и каждую неделю встречались для обсуждения. Сначала мне было очень сложно, потому что мы читали совершенно разные книги, от классики до психологии, но это было крайне интересно. Я участвовал в московском марафоне и пробежал все 42 километра, чего никогда не делал в Стамбуле. Россия вообще гораздо более спортивная страна, чем Турция, что мне очень импонирует. Я плачу за участие в разных спортивных марафонах – для моих стамбульских друзей это невероятно. У меня появилось много друзей из мира спорта. Я пошел учиться в школу философии, я каждый день приходил на лекции, читал много книг.

- Российский самолет был сбит через два года после твоего переезда в Москву. Какие после этого у тебя были причины остаться?

Я получил визу в тот день, когда сбили самолет. Это был последний день, когда выдавали визы. И я знал, что если я уеду из России, то больше не вернусь. Я понял, что моя виза дает мне шанс провести еще 10 месяцев в России. Моя цель к тому моменту – хорошо знать русский язык - еще не была достигнута, а для меня это было очень важно.

- Как изменилась твоя жизнь в Москве в то время? 

Когда сбили самолет, в моей жизни много что изменилось. Но решение было принято, и я жил в прежнем режиме, а в то время я не учился, занимался бизнесом и преподавал. Конечно, были инциденты. Например, я сидел в кафе, и если узнавали, что я из Турции, мне задавали вопрос: почему Турция сбила российский самолет, но я всегда отвечал, что нахожусь вне политики – и конфликт исчерпывал себя.

 

 

- А сейчас, что тебя держит в России? 

Культура, спорт, бизнес, девушки. Бизнес в России делать легче, чем в любой другой стране. Бизнес в России действует всего 25 лет. Возможностей начинать гораздо больше. Хуже, чем 15 лет назад, но проще, чем, например, в Америке. Легче для турка, так как мы рождены с бизнесом в крови. Но сложно с персоналом, грубость и качество услуг несовместимы. Если в ресторане в Турции что-то заканчивается, турки всегда предложат альтернативу, найдут варианты, а в России ничего не предлагают, на этом маленьком примере видно, как работает бизнес в Турции и как в России.

В России я чувствую, что могу достичь всего. Вот, например, если бы я жил в Турции, я бы не пошел участвовать в марафоне. Я и так как Шварценеггер среди друзей, а в России я обычный, мне есть куда стремиться. Мой результат на спортивных соревнованиях: в России я на 290-м месте, а в Турции – я 50-й. 

- Что для тебя тяжело в российской действительности? 

Бюрократические препоны. В России госструктуры крайне неэффективны. Первый раз я столкнулся с проблемами, когда в конце 2013 г. сотрудник международного отдела университета МГИМО просто забыла подать мои документы на визу, и мне пришлось в тот же день оформлять мое легальное прибывание через коммерческую структуру, чтобы меня не депортировали. Так закончилась моя история учебы в МГИМО и состоялось первое знакомство с российской действительностью. Бюрократия – везде: на работе, в любой организации. Я часто с ней сталкиваюсь, не только в государственных структурах. Наверное, это наследие советских времен, она повсеместна. Если бы я мог что-то поделать для улучшения России, я бы стремился к упрощению бюрократической системы. 

- Какие у тебя планы на будущее? 

Уже год я учусь в МГУ на социологическом факультете. Мне осталось учиться два года. Свою выпускную работу я хочу посвятить интернациональным бракам: как меняется человек, попадая в чужую культуру? Ведь меняются его взгляды. Например, когда русская девушка попадает в мусульманскую семью, она видит, что далеко не все стереотипы являются правдой.

Также я еще изучаю французкий, хочу в следующем году пройти стажировку в Сорбонне. И, возможно, найти любимую среди  русских девушек.  

/Интервью подготовила Мария Кристина Фадеева/



Новости по теме