Что последует за событиями в Саудовской Аравии и отставкой премьер-министра Ливана?

Ближний Восток: взгляд из Турции - 46

Что последует за событиями в Саудовской Аравии и отставкой премьер-министра Ливана?

Аресты представителей власти Саудовской Аравии, обвиняемых в коррупции, и отставка премьер-министра Ливана Саада Харири, о которой он заявил в ходе визита в Саудовскую Аравию, приковали внимание мировой общественности к этим двум странам. В этой программе мы  проведем оценку назревающему в Ливане кризису в свете происходящих в Саудовской Аравии событий.

 В Саудовской Аравии задержаны более 30 высокопоставленных лиц, включая 11 принцев. Тем временем пребывающий с визитом в Саудовской Аравии глава ливанского правительства Саад Харири заявил об отставке, аргументируя свое решение тем, что «Хезболла» готовит против него заговор. Харири обвиняет Иран в том, что тот посредством «Хезболлы»  стремится установить контроль над Ливаном. Несомненно, заявления Харири, пришедшего на должность премьер-министра при поддержке «Хезболлы», из которых складывается впечатление, что он впервые узнал о деятельности Ирана в регионе, вызывают любопытство. Они укрепляют утверждения «Хезболлы» о том, что к отставке Харири принудила Саудовская Аравия. Все эти события порождают следующий вопрос: «Не выльется ли напряженность между Эр-Риядом и Тегераном в горячую войну в Ливии?» Если это произойдет, это станет для Ближнего Востока катастрофой. В случае если напряженность в регионе продолжится, все возможно.

В соответствии с политической структурой, установленной в Ливане в 1930-ые годы французами, президент страны избирается из христан-маронитов, премьер-министр – из мусульман-суннитов, спикер парламента – из мусульман-шиитов. Сложная политическая структура делает страну уязвимой к внешнему вмешательству. В связи с этим некоторые западные страны, Саудовская Аравия и Иран способны вмешиваться во внутренние дела Ливана. Иран использует для этого «Хезболлу», а Саудовская Аравия – семью Харири.

Все внимание региона в последнее время было направлено на сирийский кризис, Ливан при этом не привлекал особого внимания, однако последние события обратили взоры общественности на уставший от гражданской войны Ливан. Ситуация в Сирии помогла Ирану расширить зону влияния в регионе. Отражением этой экспансии в Ливане является «Хезболла». Зону влияния, которую Иран сейчас пытается создать в Сирии, в Ливане он создал задолго до этого благодаря «Хезболле». Израиль в свою очередь отчасти доволен тем, что «Хезболла» занята Сирией. Однако с точки зрения Израиля проблема состоит в том, что события в Сирии укрепили позиции «Хезболлы». С другой стороны, в прошлом Израиль считал угрозой только «Хезболлу», в настоящее же время по соседству от него находятся десятки тысяч боевиков, управляемых Ираном.

Есть те, кто оценивает последние события в Саудовской Аравии с точки зрения внутренней политики и экономики страны. По их мнению, Саудовская Аравия использует направленную против Ирана и «Хезболлы» риторику для того, чтобы завуалировать борьбу за власть в стране. Вместе с тем угрозы войны Саудовской Аравии в адрес Ливана станут причиной нечто большего, нежели небольшой конфликт, призванный доказать силу Мухаммада Бин Сальмана. Политика, которой Саудовская Аравия придерживается в Катаре, Йемене и Сирии, показывает, что она без особых колебаний может прибегнуть к шагам, способным спровоцировать военную напряженность на Ближнем Востоке.

Турция рассматривает ситуацию в Саудовской Аравии как вопрос внутренней политики этой страны. Между тем Саудовская Аравия после катарского кризиса и поддержки референдума о независимости Северного Ирака не наладила отношений с Анкарой, но и не сделала шагов, которые могли бы привести к еще большей напряженности в отношениях. По всей вероятности, обе страны считают, что ситуация в Ливане не нанесет непосредственного вреда двусторонним отношениям. Конфликт в Ливане приведет к сокращению присутствия «Хезболлы» в Сирии, что ослабит руководство Асада. Отстранение «Хезболлы» повысит необходимость в присутствии Турции в Сирии, что может создать благоприятную конъюнктуру для борьбы Турции против террористической организации PKK/YPG. Возможный конфликт в Ливане осложнит маневры США и их союзников касательно операций Турции в Сирии против PKK/YPG. Наряду с этим растущая потребность Ирана и России в Турции в решении сирийского вопроса может изменить баланс сил в пользу Турции. Это вероятно при условии развития событий в Ливане. Если же Саудовская Аравия вместо Ливана начнет действовать против Катара, это приведет к новому обострению в отношениях с Турцией.

Процесс, начатый в Саудовской Аравии под названием борьбы против коррупции, и отставка Харири, по всей вероятности, указывает на новый поворотный момент на Ближнем Востоке. Происходящее нельзя объяснить только сменой власти в Саудовской Аравии. Смена власти в этой стране может создать атмосферу нового конфликта на Ближнем Востоке, что неизбежно отразится на Турции. Если учитывать наличие в Ливане туркменов, турецкая дипломатия, скорее всего, будет придерживаться стратегии лояльности и предпринимать действия, направленные на предотвращение конфликта. Подводя итоги, скажем, что дальнейший ход кризиса может как обеспечить Турции преимущества, так и создать для нее угрозу. Учитывая данное обстоятельство, можно предположить, что турецкая дипломатия будет предпринимать острожные шаги.

/Ассистент кафедры международных отношений Университета имени Ататюрка доктор наук Джемиль Догач Ипек/



Новости по теме