Кому нужен катарский кризис, и как дальше будут выстраивать отношения турки и арабы?

Анализ повестки дня - 26

Кому нужен катарский кризис, и как дальше будут выстраивать отношения турки и арабы?

Кризис между Катаром и странами Персидского залива длится уже третью неделю. Инициативы по урегулированию кризиса пока не положили конец кампаниям по очернению Катара, влекущим за собой серьезные экономические и геополитические последствия, и борьбе за политическое влияние. Тем временем кризис обнаружил хрупкость расстановки сил в регионе Персидского залива, а также нестабильные отношения между Европой и США.

Катар, в адрес которого поступили обвинения в поддержке терроризма, опроверг эти обвинения и потребовал предоставления конкретных доказательств. Это очень серьезное утверждение. Уполномоченные Катара отнеслись с полной серьезностью к предъявленным обвинениям, однако до сих пор не получили конкретных доказательств связей страны с террористическими организациями в регионе Персидского залива, Сирии и любой другой стране. Наряду с этим Катар подчеркивает незаконность введенного против него эмбарго, указывая на то, что оно является нарушением международных норм и противоречит принципу дружбы и братства между мусульманскими народами.

Если принимать во внимание отсутствие доказательств поддержки Катаром терроризма, требования этой страны целесообразны. Меры, принятые против Катара, непропорциональны и не вносят вклада в решение кризиса. Катар заявил, что не намерен вести переговоры до тех пор, пока не будет снято эмбарго. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) должны принять во внимание этот призыв и отменить эмбарго с целью начала переговорного процесса. При этом эмир Катара сыграл важную роль с точки зрения смягчения напряженности и урегулирования кризиса, и его инициативу следует поддержать. Турция, в свою очередь, готова оказать поддержку.

 С начала кризиса президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган для снижения напряженности и поиска мирного и дружественного решения проблеме провел неоднократные телефонные переговоры с лидерами стран региона. Турция направила продовольственную помощь с целью поддержки граждан Катара, которые ощутили на себе последствия  введенных санкций. Наряду с этим турецкий парламент ратифицировал ранее подписанное с Катаром соглашение о военной базе, которое ставит целью обеспечение безопасности не только в Катаре, но и во всем регионе Персидского залива. Президент неоднократно заявлял, что лидер самой сильной страны Персидского залива и страны двух святынь – Саудовской Аравии – король Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд может взять на себя важную роль в решении кризиса. В своем подходе Турция далека от намерения вмешиваться во внутренние дела той или иной страны. Вопреки утверждениям некоторых пропагандистов, которые, пользуясь данным кризисом, пытаются испортить отношения между арабскими странами и Турцией, единственное желание Турции заключается в мирном разрешении данного кризиса.

В условиях продолжающейся войны в Сирии с ее острыми политическими и гуманитарными проблемами, межконфессиональными конфликтами и не знающего границ терроризма необходимо действовать коллективно, согласованно в духе единства и братства. Все стороны должны стремиться к этой цели, отодвинув в сторону незначительные разногласия и скрытую повестку дня. Между тем развитие событий показывает, что кризис выходит за рамки обвинений в поддержке терроризма : это в то же время инициатива, предпринимаемая против таких исламских политических течений как «Братья-мусульмане» и ХАМАС. «Братья-мусульмане» давно отвергли насилие и установили дистанцию с группировками, имеющими отношение к насилию. «Братья-мусульмане» не прибегли к насилию даже тогда, как президент Египта Мухаммед Мурси был свергнут в результате кровавого переворота генералом Абуль Феттахом ас-Сиси. Тысячи членов движения были убиты, еще больше – оказались в тюремном заключении. Их лидер уже на протяжении 4 лет удерживается в тюрьме. Несмотря на все это, «Братья-мусульмане» не рассматривают насилие как средство политической борьбы.

 Что касается движения ХАМАС, в арабском мире оно воспринимается как неотъемлемая часть борьбы за свободу Палестины. И обвинять в настоящее время ХАМАС в терроризме, если такая цель преследуется, не соответствует никакой логике. ХАМАС – часть палестинского общества и борьбы против израильской оккупации. И то, что бюро ХАМАС располагается в Дохе, нельзя интерпретировать как поддержку Катаром терроризма, так как в свое время оно было перенесено из Дамаска в Доху при координации ключевых региональных игроков.

Есть те, кто на фоне сложившейся ситуации пытаются воспользоваться кризисом и посеять семена раздора между турками и арабами. Это старый сценарий, который должен быть отвергнут. Высказываемое на протяжении ста лет утверждение, что арабы нанесли удар в спину Османской империи, на многие годы внесло рознь между турками и арабами. Таким же образом утверждение, что с созданием Республики Турция турки отвернулись от арабов и исламского мира, вызвало у арабов глубокие сомнения касательно отношений между Турцией и арабским миром.

Однако миф о взаимном предательстве за последние десять лет был рассеян и во многом благодаря президенту Эрдогану. Турки и арабы – братья, друзья, союзники, соседи, партнеры и сотрудничают ради более безопасного и светлого будущего арабского и исламского мира. Разногласия ни в коем случае не должны перерастать в замкнутый круг обвинений, недоверия и клеветнических кампаний. Те, кто пытается внести раздор между турками и арабами, преследуют лишь свои интересы. Никому не пойдут на пользу и медиа войны. Мы должны быть осторожными перед лицом попыток истощить наши интеллектуальные и политические ресурсы путем провоцирования конкуренции и ведения опосредованных войн. Вместо этого мы должны направить нашу энергию на то, чтобы укрепить позиции обеих сторон и создать условия, которые бы отвечали обоюдным интересам.



Новости по теме